Начало   Дерево
От зари и до заката века
Ученый - землеустроитель, педагог, администратор
Земляк и единоверец

Жизнь прекрасна, и Островский не банален

Жизнь Моисея Ароновича Гендельмана, бессменного ректора на протяжении четверти века нашего сельхозинститута, а ныне Аграрного университета, yнuкaльна и удивительна уже тем, что и в свои 88 лет он весь в работе, как прежде, занимается наукой и преподает, полон новых замыслов и оптимизма.
Сегодня произведения Николая Островского считаются старомодными и неактуальными Но его крылатое изречение "жизнь прожить надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы" - не пустая банальщина хотя бы потому, что есть еще примеры проживания именно такой жизни, как у нашего героя. По Островскому!

- Моисей Аронович, четыре десятилетия назад вы приехали в Акмолинск уже сложившимся ученым, доктором наук, преподавателем со стажем что заставипо вас сорваться с насиженного места? Или так уж привлекательна была Целина?
- Не скрою, Целина действительно привлекала. Своей свободой, прогрессивностью, ведь в Казахстан в ту пору подтягивались передовые силы со всех уголков огромной страны. Он был интернационален, и его по праву называли "лабораторией дружбы народов". Целине очень скоро потребовались специалисты сельского хозяйства, ученые, свои вузы, а их не было. Как раз в это время и поступило мне предложение прямо в Киеве, где я находился на конференции, отправиться в Акмолинск организовывать сельхозинститут что само по себе уже было заманчивым. К тому же в пользу выбора были и другие жизненные обстоятельства. Болела жена, и врачи настоятельно~ рекомендовали сменить климат и местность..
А это трудно -создать целый институт?
- Конечно трудно, особенно в тех условиях. В Акмолинске в то время не было ни воды, ни канализации, ни зелени. Одни карагачи да грязь. Зимой — лютые морозы и будучи назначен замдиректора (читай ректора) по научной работе, но из-за тяжелой болезни директора фактическое руководство вузом с первого дня было на мне, а через два года заступил на должность ректо ра. Пришлось самому формировать профессорско-преподавательский состав, приглашая людей из других. республик, 'организовывать аспирантуру, преподавать и много чего еще. Это было трудное, но очень интересное время созидания. Люди стремились получить крепкие знания, тут же находя им прак тическое применение.
- Целину некоторые современные историки считают явлением ошибочным, ненужным.А вы что по этому поводу думаете?
- Я в корне не согласен ,с такой точкой зрения. Целина очень много дала Казахстану, в значительной мере он обязан ей подъемом в экономике, культуре, науке многих других областях деятельности, другое дело, что были допущены перегибы, ошибки, но из-за них отметать значение великой эпопеи не следует. ,.
- Ваши взгляды в молодые годы и сейчас сильно разнятся, приходилось личто-то пересматривать?
- Нет, они почти но претерпели никаkих изменении. В. 1940 году вступил а КПСС, и до сих пор партбилет со мной, убеждений не менял, в демократы не рвался. Более того, считаю, что моральный кодекс строителя коммунизма —вещь довольно неплохая и очень напоминает Евангелие, но система многое извратила. Всегда уважал и уважаю Ленина как ученого и мыслителя. В общем, взглядами и принципами легко не посту паюсь; более того, отрицательно отношусь к людям, для кого это не составляет труда.
- Но сейчас очень модно охаивать прошлое, переписывать историю.Примени
тельно к своей жизни вам бы ничего не хотелось изменить в прошлом?
- Нет, ничего. Хотя считаю совершенно отвратительным в своей жизни войну и годы сталинских репрессий, но они были, и от этого никуда не деться. Надо просто из всего уметь извлекать положительный опыт, брать навооружение только хорошее. Это в одинаковой мере относится и к истории страны, и к своей личной. Я не сторонник той модели развитого социализма, что существовала в СССР долгие годы, не сторонник восстановления СССР, не сторонник и дикого капитализма, и многого чего еще. Но ведь из-за моего или кем-либо еще, неприятия, одобрения все это не перестает быть частью истории, и ее переписывания потомкu нам не простят.
- А молох сталинских репрессий лично вас не коснулся?
- К счастью, лишь в какой то мере. В 1937 году в Одессе, я занимался преподавательской деятельностью, был в числе лидеров. Однажды меня ис.ключили из рядов ВЛКСМ только за то, что не исключил из кандидатов в члены КПСС жену "врага "народа. В газете тогда вышла заметка обо мне "пособник врагов народа"
а через некоторое время в комсомоле я был восстановлен Угроза быть арастованнным усугублялась еще и ангисемитскими настроениями людей, которых на Украине в ту пору было немало.
- Вы религиозный человек?

Нет, я был и остаюсь, убежденным атеистом и вполне разделяю ленинское изречение "Религия ~- опиум для народа". Хотя в отрочестве мне довелось изучать. талмуд; владеть им, я знал всех пророков и считался в эт0м смысле вундеркиндом . Нравится мне и религиозная атрибутика, с большим уважением отношусь к людям убежденным, истинно веруюющим. Осуждаю тех, кто идет в священники ради выгоды, сделать карьеру, не понимаю~ политиков, идущих в храм в угоду моде.
- Что помогает жить, в чем секрет вашего активного долголетия, в томчисле,и творческого, ведь вы до сих пор читаете лекции, выступаете с докпадами на конференциях?
-:Я думаю, здесь не один фактор, сыграл, роль, а множество. Большое значёние имеет разумное сочетание, умственного и физического труда.Я всегда любил работать на земле. На Украине и здесь .вырастил по саду, на работу и с работы только пешком. Много значит и нормальная семья С супругой: Александрой Максимовной мы счастливо прожили 64 года и всегда взаимнс заботились и уважали друг.друга. Спасибо медицине. В тогдашней 4-й поликлинике за моим здоровьем профессионально наблюдали, вовремя подлечивали, дваждь делал операцию на глаза в клинике, где работает моя дочь известный в городе офтальмолог –микрохирург Ирина Заркешева, благодаря чему ещё имею возможность читать и писать: Не на последнем месте большая внугренняя самодисциплина и приверженность к творчеству. Не могу ни дня жить без науки, постоянного поиска и движения
- Вы ушли с поста ректора почти в 70 лет. Многие в этом возрасте мечтают только о покое. У вас же словно второе дыхание открь:лось, вернулась молодость, и вы, готовы были горы свернуть. Это так?
- Ну, горы не горы, а время высвободилось, появилась возможность споkойно заниматься наукой. Из 4. кандидатов и 10 докторов наук подготовленных мной ., 225 написанных научных работ —половина, если не больше, приходится именно на этот период. В 1986 и 1999 годах мной выпущено два учебнника "Землеустроительное проектирование".. В составе рабочей группы парламента принимал участие в доработке Закона "О земле", подал 40 предложений. В кон це прошлого года в журнале ~Нива" опубликовал автобиографический очерк "От зари до заката века", а этим летом закончил более расширенную мемуарную монографию о своей нелегкой жизни. Состою во всех советах Аграрного университета и читаю лекции студентам. Так что распорядок дня и сейчас у меня довольно жесткий: Расслабляться некогда.
- Помимо того что вы большой трудяга, вы, наверное, и большой в жизни оптимист?
- Это правда. Не люблю скептиков, людей мрачных и вечно всем недовольных. А такое качество, как оптимизм, я унаследовал от своего отца, прожившего недолгую, но очень трудную жизнь. Он учил ко всем жизненным передрягам относиться легко и с юмором, верить в лучшее. И за это я ему безмерно благодарен, ведь лиха хватило и на мой век. А помните известных юмористов Тарапуньку и Штепселя и их знаменитую фразу'"Могло быть и rupшe" Бывало и в трудную минуту вспомнишь ее и все кажется не таким уж страшным. Ho eслu по науке то старшая дочь относит меня к психотипу сангвиников.
- Что вы нё приемлете более всего, с чем в жизни не миритесь?
- С проявлениями национализма .в первую очередь. Считаю любого националиста невежественным, некультурным, нецивилизованным человеком. Вы посмотрите, ведь большинство конфликтов и войн только эа последние годы происходили именно на этой почве. Люди должны научиться противостоять этому злу.
- Вас никогда не посещали эмигрантские настроения, не хотелось уехать в более богатый и сытый Израиль?
- Нет, не хотелось, я даже ни разу там не был, но зазывают частенько. У меня есть в Израиле два племянника, всякие другие родственники. Я же за 4З года настолько врос в казахстанскую землю, что не представляю себя больше нигде! Мне кажется, что многие отьезжающие в Германию или Израиль лицемерят, спекулируют‚ понятием "историческая родина". На самом же деле едут туда по другим, главным образом, экономическим причинам.
-Как человека, всюжизнь~ занимавшегося образовательной деятельностью, вас нельзя не спросить о современной системе высшего образования. Сейчас почти не осталось институтов —только университеты и академии. Всегда ли придание более высокого статуса гарантирует и более высоkое качество знаний?
- Конечно, нет. В стране открылось так много частных вузов, не имеющих ни соответствующей материальной базы, ни должного профессорско-преподавательского состава, что говорить о качестве обучения просто не приходится. Нельзя было допускать этого, но , хоть сейчас взялись исправлять положение, ввели жесткую аккредитацию. ,Но многим государственным вузам, в ТОМ числе и нашему сельхозинститугу, более высокий статус присвоен обоснованно. И я считаю, что качество знаний здесь не ниже, чем прежде.,
- Как вы относитесь к тестированию, заменившему заурядный, но такой проверенный временем метод, как, экзамен?
- Я противник тестирования. Это гадалка какая-то, а не метод работы. При приеме в вуз для абитуриентов еще куда ни шло, но в ходе учебного процесса считаю недопустимым. Преподаватель должен видеть студента глаза в глаза, понять, как он мыслит, есть ли у него аналитические способности, ит.д. Никакая машина не заменит этого бесценного общения. И это ведь не ретроградство и не 'Консерватизм. Это опыт, помноженый на знания.
- Чего бы вы еще постарались избежать при реформировании системы высшего образования?
- Это тема для отдельного разговора. Конечно, не все мне по душе в этих реформах, но скажу еще лишь об одном. Мне ужасно не нравiтся, что в этих вопросах механически копируется Запад. Мы все киваем на Гарвард, Кембридж, Оксфорд, а ведьу нас не хуже были Плехановка, Тимирязевка.
Есть немало положительного в старых вузах Казахстана, в том числе и в нашем университете их бы опыт и наработки перенимать хотя бы потому, что это все адаптировано к нашим условиям. Вместе с тем я приветствую разработку госстандартов, унификацию и аккредитацию вузов, сотрудничество с Россией и расширяющиеся интеграционные процессы в образовательной сфере.
- Кажется, с периодикои вы до 'сих пор на ты", живо интересуетесь всем, что происходит в мире. Ваше отношение к последним событиям в Америке u k предпринятым ответным мерам?
- Они правы в том, что нужно найти и наказать виновных в этих терактах, создать антитеррористический международный центр, убрать бен ладена. Но что касается бомбардировки целой страны, а может, и не одной, потока беженцев, то тут правы те, и я к ним присоединяюсь, кто призывает к взвешенным поступкам, ибо даже точечные удары повлекут жертвы среди мирного, ни в чем неповинного населения.
- Ну вот, кажется, все проблемы обсудили, и даже мировые, но даваите вернемся к вам Моисей Аронович, скажитё, а вы богатый человек?
- Очень! У меня три замечательные дочери (два доцента и врач высшей категории) и такие же замечательные зятья. Они подарили мне шестерых внуков, а те же, всвою очередь, — пятерых правнуков, а совсем недавно, 16 сентября, родился и первый праправнук. Всем в нашей семье я постарался дать высшее образование. У меня есть родные, коллеги, друзья, ,студенты и аспиранты которым я ещЁ нужен. У меня есть любимая работа. Что еще нужно? Этим я богат, Этими молитвами я жив .
В. Шпехт